Сцены из...

15 Июн 2016, 22:21

Спектакль "Собачье сердце. Сцены из чудовищной истории" по мотивам произедения Михаила Булгакова, который увидели участники IV Международного театрально-образовательного форума "Науруз" в столице Татарстана, поставлен молодым казанским режиссером Айдаром Заббаровым. Айдар заканчивает 3 курс ГИТИСа у Сергея Женовача. Это его преддипломная работа.

Штрихи

Несмотря на объемный исходный материал, спектакль не отличается продолжительностью. За час зритель наблюдает за жизнью Шарика в теле собаки, а вот его другая ипостась остается вне поля зрения.
Безусловно, роль пса исполнена Александром Николаевым безукоризненно. Пластика актера позволяет зрителю представить лохматый образ без дополнительных (и это очень радует) элементов костюма, которые превратили бы спектакль в детский утренник.
Заслуживает внимания и находка режиссера с прилипшей рубашкой, которая обозначает ошпаренный кипятком бок животного.
Но это нюансы...

Клетка

Спектакль играют в скупых, но многомерных декорациях, которые заставляют актеров иначе двигаться, менять рост и даже внешность. Все пространство сцены занимает металлическая клетка-лабиринт, на которую взбираются, перешагивают, садятся. Над клеткой подвешена также металлическая конструкция со вспыхивающими лампами. И всего этого оказывается достаточно, чтобы изобразить дом Филиппа Филипповича, его операционную, улицу и кухню, а также обозначить статус и даже душевное состояние героев. Взбираясь на ребра клетки и опускаясь вниз между ее перегородками, персонажи обозначают свои социальные позиции.

Игра со временем

Безусловно, поиграв с размером текста, режиссер не мог не внести коррективы и во временные рамки. От заявленной писателем эпохи не осталось и следа: по модным джинсам профессора мы видим, что герои - наши современники. Между тем металлическая конструкция на фоне черного ящика сцены вообще вырывает действие из какого бы то нибыло временного контекста и заставляет зрителя оказаться внутри сюжета. Усиливает чувство причастности и появление новых действующих лиц, выходящих на сцену из темноты зала, а апофеозом, безусловно, является направленный свет ламп, бьющий из подвешенной конструкции прямо в глаза. В этот момент понимаешь, что пациент на операционном столе ты сам...

Сытый свободному не товарищ

Отдельного внимания заслуживает монолог Шарика о свободе выбора. Прирученный Филиппом Филипповичем (Арсений Симонян), съевший за неделю столько, сколько он не ел за декаду, пес пытается уйти на "волю". Воспоминания о московских улицах влекут прочь из этого дома, но сытый желудок держит его здесь. От обиды он начинает бить себя по бокам и этот звук перерастает в определенный ритм, становясь танцем. И вот уже сетования на жизнь носят комично-риторический характер. Мы понимаем, что слова о свободе - только слова, и, наконец сам Шарик выдыхает: "да куда уйдешь из этого дома?".
Между тем атмосфера накаляется и вот уже донор-мертвец (роль Клима Чугункина играет Александр Медведев), который являлся псу в страшном пророческом сне, готов. Рубашка Филиппа Филипповича преобретает полы халата, вновь вспыхивают лампы конструкций опрационной и... Все проблемы с выбором решаются чужой волей.

Соцсети рулят

Действие спектакля, несмотря на вовлеченность в его канву зрителя, протекает несколько отстраненно. Герои произносят булгаковский текст отрывистыми фразами, словно оставляют пост в соцстях. Каждый сосредоточен на себе, а потому не требует сопереживания зрителя. Только внимания. И получив возможность вставить свою реплику, уходит в тень, буквально растворяясь в темноте зрительного зала.
Активные действия происходят на заднем плане (Петр Александрович, роль которого исполняет Дмитрий Матвеев, бьет о батарею Швондера (Лев Коткин) и целует Вяземскую (Яна Оброскова) в "профилактических" целях, там же находятся большую часть времени отстраненная Дарья Петровна (Екатерина Копылова) и Зина - Дарья Муриева). Их существующие вдали фигуры, похожи на снимки из френдленты...
И заканчивается спектакль так быстро, так вдруг, словно кто-то закрыл крышку гаджета, пролистав пальцем эпизоды из чужих жизней...

P.S.Говорят, вторая часть "сцен из чудовищной истории" еще последует...

Сцена из спектакля

Фото: Театр Камала

Комментарии